воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Детская жесткость и изгои

Детская жесткость и изгои

Все здравомыслящие родители как огня боятся феномена изгоя.

Не будем давать ребенку нелепое имя, а то его задразнят, не наденем очки, а то засмеют, будем одевать в дорогущие обновки, а то его в классе сделают изгоем.

Если я не такой, как все, меня ждет вечный бойкот – обычные люди во все времена боялись быть не такими, как все, боялись выделиться из стаи, боялись быть против всех. И особенно боялись, что такая судьба постигнет их детей. И это понятно, объяснимо и правильно, ведь именно детская жестокость – самая беспощадная, страшная и разрушительная.

Наверное, мы ничего и никогда не сможем поделать с детской жестокостью – думаю, этот феномен зачем-то нужен природе, являясь одним из механизмов социальной адаптации и своеобразным проявлением естественного отбора.
Боязнь жестокости со стороны сверстников одних делает сильными, других – хитрыми, третьих – приспособленцами, четвертых – предателями, тут уж кто на что горазд.
Другое дело – ЗА ЧТО попадают в изгои.
Есть две чудовищные истории, которые сразу же всплывают у меня в памяти, когда приходится задуматься над проблемой детской жестокости.
Первую мне рассказал однокурсник в общежитии: «А мы в четвертом классе одного пацана так затравили, что он повесился в сарае. – Ужас, а за что вы так?!! – Да понимаешь…. он вообще не умел играть в хоккей…»
И вторая – она менее трагическая по последствиям, но очень тяжелая лично для меня, потому что я сама в ней участвовала. Причем в очень нелицеприятной роли – в роли зачинщицы. У нас в первом классе училась одна девочка – таких называют «странными».
Она была похожа на маленькую тетю. Она говорила, как взрослая, сидела, как взрослая, отвечала на уроках, как взрослая, короче, выпендривалась. И мы начали ее травить. Периодически объявляли ей бойкот. Исключали из октябрят. Начинали громко ржать, когда она проходила мимо. Придумывали обидные прозвища, каждый раз новые. И она от нас ушла в другую школу. Мы победили.
Недавно она зашла ко мне на страничку в Одноклассниках, поставила пару пятерок, написала что-то вроде «А ты такая же уверенная в себе, как всегда». А я не нашлась, что написать ей в ответ – потому что я до сих пор держу в себе чувство жуткой и непрощаемой вины перед этой несчастной девочкой.
И все же мне думается, в изгои невозможно попасть без собственного желания. Как бы это парадоксально не звучало. Изгоем становится тот, кто соглашается с такой социальной ролью, кто не борется за себя, кто ВЕРИТ преследователям и обидчикам.
Детская жесткость и изгои
Поэтому если в семье культивируется материальное, если ребенку с детства внушают, что самое главное в жизни – это модная одежка, дорогая машина, приличный ремонт, навороченный мобильник, он с удовольствием сделает изгоем того, кто не имеет всего вышеперечисленного, или – внимание! – сам станет изгоем, если вдруг не поимеет вдолбленных ему с детства материальных благ.
Причем второе произойдет быстрее, потому что делать изгоями других – довольно трудно и без лидерской харизмы невозможно.
Если мама или папа позволяют ребенку смеяться над увечными, поощряют просмотр некачественных мультиков, в которых смех вызывает чье-то падение, рана, болезнь или уродство, если родители сами всласть хохочут над низкопробными телепередачами, в которых чем страшнее рожа, тем талантливее юморист – их ребенок вполне сможет поучаствовать в травле больного сверстника.
Но что страшнее – он сам легко и просто станет изгоем, если окажется слабее других физически или случайно пукнет при всем классе.
Если родители с раздражением и плохо скрываемой ненавистью обсуждают «сильно умного» соседа или «юродивого» родственника, который «ничего в жизни не совершил, а только книжки всю жизнь пописывал» — их малыш ничтоже сумняшеся затравит «ботаника» или круглую отличницу. Но гораздо быстрее он сам станет изгоем, если вдруг обнаружит свой непонятно откуда взявшийся, но не массовый талант.
Мы сами показываем детям, кого травить. Мы, взрослые воспитанные люди, сами взращиваем феномен изгоя – тихо, незаметно, исподтишка. Мы, вместо сострадания и желания помочь, испытываем брезгливую ненависть к убогим и больным. Мы сами культивируем в детях культ богатства, которое не разбирает средств – обмани, укради, но стань обладателем Бентли.
И до тех пор, пока мы это делаем, наши дети рискуют быть изгоями.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика