суббота, 16 мая 2015 г.

«Жареные» шедевры. Скандальные полотна Третьяковской галереи

«Охотники на привале», 1871, Василий Перов.

В майские праздники можно не только шашлыки пожарить, но и вспомнить о прекрасном. Тем более что «Жареными» могут быть и картины. В Третьяковской галерее висит несколько знаменитых полотен, история создания которых сопровождалась самыми настоящими скандалами в московском обществе.


Голое искусство



Фаина Шевченко. Фото: Public Domain

Ровно 100 лет назад - в мае 1915 г. - известный русский художник Борис Кустодиев день и ночь писал картину «Красавица». О том, с кого он рисовал пышнотелую обнажённую диву, знала и жена живописца, и все их знакомые. Это была актриса Московского художественного театра Фаина Шевченко. На тот момент ей был всего 21 год, и далеко не сразу она согласилась позировать нагишом. «Мне такой позор не нужен! Тысячи людей увидят меня голой!» - вопила Шевченко, но, будучи по натуре настоящей авантюристкой, всё-таки показала Кустодиеву все свои прелести, которые не отказался бы изобразить и Тициан.

Когда картина предстала перед публикой, одни зрители объявили её «пошлятиной», не отвечающей духу времени (тогда в моде, как, впрочем, и сейчас, были плоскогрудые анемичные девицы). Другие заявили, что это шедевр, который станет картиной № 1. Что, соб­ственно, и случилось. Режиссёр Константин Станиславский был в ужасе от того, что актриса его театра оказалась в эпицентре такого «мещанского» скандала, но все так любили весёлую и талантливую Фаину, что ей сошла с рук эта поза. И слава «Красавицы» не помешала ей ещё долго работать в театре и стать лауреатом двух Сталинских премий!


Репродукция картины Бориса Кустодиева «Красавица»


Разрешения не спросили


А вот художник Василий Пукирев - создатель знаменитого полотна «Неравный брак» (1862 г.) - попал в очень неприятную ситуацию из-за того, что без спросу изобразил в роли отвергнутого возлюбленного своего знакомого купца Сергея Варенцова. Его любимую девушку родители выдали замуж за более богатого пожилого претендента.

«Эта неудача Сергея Михайловича весьма угнетала, - писал в своих мемуарах Николай Варенцов, племянник несчастливого ухажёра. - И он делился горем со своим приятелем художником Пукиревым. А тот воспользовался этим рассказом для сюжета картины под наименованием «Неравный брак», изобразив жениха стариком генералом, а Сергея Михайловича - шафером, стоящим позади невесты со сложенными на груди руками. Картина имела большой успех на выставке, была приобретена П. М. Третьяковым и до сего времени находится в Третьяковской галерее. Правда, между Варенцовым и Пукиревым произошла крупная ссора, когда он увидал изображение своё на полотне. Художник принуждён был приделать бородку шаферу, чтоб сделать его менее узнаваемым».


Слева - репродукция картины Василия Пукирева «Неравный брак», 1862. Справа - портрет Сергея Варенцова

Причин для негодования у купца было две. Во-первых, Варенцов собирался жениться уже на другой девушке, а во-вторых, уж больно злободневным оказался труд Пукирева. Несмотря на то что в феврале 1861 г. вышел указ Священного синода, осуждающий подобные союзы, любителей девочек-невест меньше не становилось. «Говорят, что «Неравный брак» Пукирева испортил много крови не одному старому генералу, а Николай Костомаров (российский историк. - Ред.), увидав картину, взял назад своё намерение жениться на молодой особе» - так описывал впечатления москвичей от картины художник Илья Репин. После того как Пукирев переделал лицо шафера, придав ему сходство с собой, многие вспомнили о том, что и у самого мастера был припрятан скелет в шкафу: в юности и его возлюбленную выдали замуж по расчёту за другого.

Рога не спрячешь


Но самая любопытная биография у другой «жительницы» Третьяковской галереи. «Охотники на привале» - самая именитая картина Василия Перова, её проходят во всех российских школах на уроках изобразительного искусства. Написанная в 1871-м, она изображает реальных москвичей, с которыми дружил художник, - Дмитрия Кувшинникова, Василия Бессонова и Николая Нагорного.


Слева - портрет Дмитрия Кувшинникова. Справа - репродукция картины Василия Перова «Охотники на привале», 1871 год

Известному столичному доктору Кувшинникову досталась главная роль «Бывалого», который рассказывает приятелям о своей фантастической удачливости и меткости. «Один горячо и зазнамо врёт, другой слушает и из всех сил верит, а третий ничему не верит, прилёг тут же и смеётся... Что за прелесть! - описывал картину Фёдор Достоевский. - Мы ведь почти слышим и знаем весь оборот его вранья».


Исаак Левитан. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой. 1888 год Фото: репродукция

Но репутация подвирающего охотника оказалась сущей ерундой: в 1891 г. вся Москва начала перетряхивать грязное бельё семейства Кувшинниковых после публикации чеховского рассказа «Попрыгунья». Горожане без труда узнали в главной героине, изменяющей мужу-тихоне с художником Рябов­ским, эпатажную жену Кувшинникова Софью Петровну, которая вела богемный образ жизни и не особо скрывала свой роман с Исааком Левитаном.

Антон Чехов переписал первоначальную версию рассказа, чтобы сходство с реальными прототипами не так бросалось в глаза, но к Кувшинникову уже прилепился ярлык рогоносца, Софья Петровна перестала общаться с писателем, а Левитан даже грозился вызвать его на дуэль. Его оскорбило не то, что он был выведен в роли любовника (вполне заслуженной славой донжуана он гордился), а то, что художник Рябовский предстаёт перед читателями посредственным человеком. Но в суд никто из ославленных «натурщиков» не пошёл - иначе об этой истории узнала бы не только Москва, но и вся Россия.

На самом деле у многих картин есть свои скелеты в шкафу - просто экскурсоводы о них не рассказывают. Может, пора начать?
Галина Тараканова 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика