четверг, 20 августа 2015 г.

Ренессанс тряпичной куклы. Интервью с мастером Верой Ярилиной

Ренессанс тряпичной куклы. Интервью с мастером Верой Ярилиной
Сегодня тряпичная кукла, неизменная спутница человека еще в середине 20 века, переживает свое возрождение. Что это - мода на всё этническое или генетическая память бунтует против Барби и Кенов? Вера Ярилина, детский и семейный психолог, хозяйка мастерской "Красный клубок" (г. Москва), поведала Музею славянской мифологии о своем понимании и работе с народной куклой.


- Расскажите о своей кукольной мастерской. Как давно она существует?

Мастерской три года. В этом году у нас наконец появилось свое помещение - теперь у кукол и тряпочек есть свой дом.

Направления нашей работы:

Первое - это тематические встречи/ мастер-классы. Каждое занятие подобно исследованию. Мы обращаемся к семейным и лич1\_у1 воспоминаниям, обсуждаем известные нам традиции, и каждый участник создает понятный и близкий ему образ куклы. Одна из последних встреч была посвящена традициям разных народов. На примере кукол «Неразлучников» мы обсуждали семейные ценности, понятия красоты, характерные цвета и образы костюмов. Куклы получились очень интересными, разными и похожими на своих хозяев.

Второе направление - это подарки и сувениры. Кукольные образы позволяют под каждую ситуацию подобрать точную метафору. Очень удачно встраиваются куклы в свадьбы, и даже становятся корпоративными сувенирами. Хочется крепко обосноваться на арт-рынке.



Третье – это работа с детскими группами. Мы проводим занятия в школах и детских домах. Это удивительный опыт. Особенно радостно, когда у детей самостоятельно рождаются образы и они начинают придумывать и изобретать куколки для себя. Я убеждена в развивающем потенциале этих кукол. А с детскими домами мы выстраиваем с помощью кукол работу по профориентации. На базе творческих кружков мы проводим обучение ребят, рассказываем о возможностях для работы в этой сфере, и даже отдаем некоторые заказы для изготовления. Будет здорово, если у нас появятся молодые мастера, которые смогут себя найти в этой работе.



– Сегодня, в 21 веке, тряпичная кукла переживает возрождение. Почему? Что находит современный человек в традиционной кукле?

Отношение к народной кукле – это призма состояния общества. С одной стороны, есть большая потребность в поиске корней, увлечение историей, древностями, желание приписать нашим предкам особую мудрость и попытки воспроизвести их образ жизни и верования. С другой, пренебрежительное отношение к народной эстетике, незнание истории и культуры родных мест, увлечение голливудскими штампами и подражание им.

Любопытно наблюдать за реакцией людей на куклы на выставках и ярмарках. Одни сразу кивают головой, мол, знаю все эти обереги. Другие допытываются, точно ли куклы выполнены по всем заветам, и на полную ли луну мы работали. Третьи, образцы искрометного юмора, спрашивают, не «вуду» ли это.Суеверие, необразованность и нежелание думать и нести ответственность за свою жизнь – этого, к сожалению, очень много.

Тематика народной куклы сложна. Кукла, как антропоморфный образ, сопровождает человека на протяжении всей его истории. Ей приписывались магические свойства, с их помощью проводили обряды. Но в мире наших предков не было врачей, учителей, психологов, а потребности были теми же самыми.



Страх и желание защититься самому и обезопасить своих близких рождали такой феномен, как куколки обереги. Тревоги и сомнения девушки перед свадьбой решались с помощью ритуальных кукол. Крошечная куколка, с которой глава семейства отправлялся в дальнюю дорогу, создавала ощущение уюта и связи с домом. Интуиция и образное мышление наших предков находили способы справляться с трудностями и передавать информацию друг другу.

Перед всеми любителями старинных традиций стоит вопрос достоверности знания о них. Во-первых, традициям свойственно меняться. Во-вторых, не только в древнейшие, но и в сравнительно недавно далеко не все записывалось и сохранялось. Потомкам остается по крупицам собирать информацию и строить гипотезы. Тряпичная кукла не самый долговечный предмет. Более того, сама по себе кукла, без сопровождения игры или обряда - нема. Она не может рассказать о характере манипуляций, которые с ней выполняли. В результате сейчас мы располагаем сравнительно поздним материалом о тряпичной кукле. В основном, конец 19-20 вв. Историки, этнографы, мастерицы-кукольницы проделали большую работу по сбору этой информации у редких носителей. Несколько известных и уважаемых мастеров демонстрируют прекрасные примеры реконструкции кукольных образов.

Но на мой взгляд, необходимо различать реконструкцию и современное осмысление роли народной куклы. Многие смыслы недоступны и не актуальны для современного человека. В то же время визуальный образ или дошедшая до наших дней история-притча могут формировать новый смысл или дополнять старый.



Кроме того, существуют разные способы изготовления кукол, и мы можем выбирать, чему уделять особое внимание. Например, "Неразлучники": в одном регионе она выполнялась из одного кусочка материала и обвязывалась единой нитью. Тем самым подчеркивалась неразрывная связь молодоженов, их цельность и единство. В другом регионе куклы делали из трех одинаковых кусочков ткани, как бы говоря, что супруги равны, объединены общей рукой - совместной деятельностью, и должны теперь дружно идти в одну сторону.



- Вы написали работу «Народная тряпичная кукла как метод артерапии». Почему именно кукла? Есть же море других направление в арт-терапевтичеком деле.

Идея арт-терапии с использованием образов тряпичной куклы лежит на поверхности. В работе с детьми и семьями мне нравилось использовать доску Геринга - с безликими деревянными фигурками. Когда я впервые увидела куклу Столбушку - сразу поняла, что вот оно свое, родное. Та же условность и возможность вложить свои смыслы. Кроме того, сам процесс создания имеет успокаивающий и развивающий эффект для ребенка. А если работают родители вместе с детьми - появляются возможности для диагностики и коррекции их взаимоотношений. Самая распространенная модель поведения родителя - это отбирать у ребенка материал и делать самому. А потом с огорчением констатировать, что «ему совсем ничего не интересно».

-Расскажите, пожалуйста, на примере какой-либо куклы про трансформацию смыслов?

Есть две интереснейшие куклы, и с точки зрения психологии, и с позиции художественного образа.

Девка-Баба и Мальчик-Дед (или Тульский мастеровой). Это куклы - с двумя лицами, символизирующие необходимые перемены в жизни, и показывающие направление этих перемен. Но если Девка-Баба - это взросление женщины и смена ее семейного положения от молодой, незамужней девушки к хозяйке дома, жене и матери, то Тульский мастеровой -это пример карьерного роста: от безусого юнца к опытному мастеру.



Любопытно, как в наши дни происходит смещение акцентов в смыслах. Если раньше куклу Девка-Баба делали перед замужеством, показывая перемены, которые происходят с девушкой во время первой брачной ночи, то сейчас на первый план выходят темы смены имиджа, статуса, внешности, материнство. Для меня эта кукла перевертыш оказалась знаковой. Я долго к ней шла, только через два года после моего знакомства с тряпичной куклой я наконец настроилась и сделала Девку-Бабу. Видимо, я интуитивно почувствовала, что уже готова к переменам в своей жизни, и через неделю я встретила своего будущего мужа.



- Традиционный вопрос от Музея славянской мифологии. Ваш любимый сказочный персонаж(и)?

Почему-то сразу всплывает образ Солохи. Очень яркий и неоднозначный женский персонаж. Обаятельная, хитрая, энергичная, «слывет ведьмой», ничего и никого не боится. «Ночь перед Рождеством» - самое любимое детское произведение. Ребенком мне была очень не симпатична эгоистичная Оксана, и восхищала сообразительность Солохи, так славно она упаковывала своих гостей! Думаю, что это важный женский архетип, в котором сочетаются созидательное и разрушительное начало, и он просто пропитан сексуальной энергией.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика