пятница, 18 сентября 2015 г.

Афёра

Было это в далёком 1957-м или 58-м году. Я студент 3-го или 4-го курса института. Это сейчас академии, университеты, а институты приравнивают к сельско-приходской школе, в которой ни один уважающий себя выпускник одиннадцатилетки, угадавший тесты на ЕГЭ учиться не станет. Но, поверьте, качество обучения в тех институтах было зачастую на порядок выше. Но не об этом речь.

В тот год на наш курс, на 135 человек с гаком на новогоднюю ёлку в Свердловскую филармонию выделили порядка двух десятков бесплатных входных билетов. Естественно встал вопрос, а кому они достанутся.

Свердловская филармония. Справа виден вход в здание.

Каждый жаждал оказаться на той ёлке, что бы увидеть весёлое представление, услышать хорошую музыку, ну и, естественно, пофлиртовать и потанцевать у ёлки.

Один билет на 6 человек! По нашему мнению с приятелем Валерием (Царство ему небесное), это было крайне несправедливо. А мы, как известно, жили в самой счастливой, самой справедливой стране на свете. Как истинные комсомольцы мы просто обязаны были бороться за восстановление справедливости. Это великое качество борцов за правое дело нам прививали с октябрят, с пионеров, а если точно, то ещё раньше, с детских садов, хотя меня в него родители так и не смогли заставить ходить. Я сбегал из него каждый раз, когда нас выводили гулять до обеда на улицу. Шла война, все на работе, а я один катался на своём трёхколёсном велосипеде по улицам. Так было до 1944-го пока меня не отдали в школу.

Но вернёмся в пятидесятые годы. Билеты были отпечатаны в типографии на лощёной бумаге, ни каких картинок на них не присутствовало, а рамочка вокруг текста была выполнена из знаков параграфа, который на современной компьютерной клавиатуре почему-то отсутствует, видимо, его заменил другой знак, более нам родной и близкий – $.

Оценив ситуацию, мы решили восстановить справедливость и начали действовать. Обойдя несколько магазинов с канцелярскими товарами в центре тогдашнего Свердловска, мы нашли и купили пачку подобной бумаги. Затем наш путь пролёг к знакомой секретарше одного из предприятий города, которая за двести грамм конфет «Белочка» согласилась напечатать несколько закладок фальшивых билетов. Билеты получились классные, как настоящие, особенно первые экземпляры. Хотя последние экземпляры каждой закладки получились несколько блеклыми, но мы решили – сойдёт.

И, вот, в назначенное время мы стоим гордые и наутюженные у входа в филармонию, как апостол Пётр у врат рая, награждая, по нашему субъективному мнению, достойнейших из достойных, путёвками в рай. Осчастливленные по одному благополучно исчезали за заветными дверями.

Скольких мы осчастливили, сейчас я точно не помню, но десятка три с гаком – это факт. Валерий зашёл тоже, а я решил постоять ещё и порадовать запаздывающих.

Гром грянул совершенно для меня неожиданно. Когда основная публика уже прошла, в дверях исчезла очередь, и у биллитёрши появилась возможность более внимательно рассматривать билеты. Она заметила, что билеты пошли какие-то блеклые. Естественно, их обладатели стали оставаться по эту сторону входных дверей. Это были последние экземпляры каждой закладки.

Не лучшие экземпляры оставались и у меня на руках. Однако, собравшись с духом, я решил всё-таки идти напролом. Изобразив некоторую вальяжность, разговаривая на ходу с приятелем о международных проблемах, я небрежно протянул руку с билетом привратнице, сам смело шагнул вперёд. Так могла входить в святая святых разве что примадонна через служебный вход, появлению которой все бесконечно рады. Радости от моего появления привратница не испытала и, схватив меня бесцеремонно за рукав выдворила обратно в холодный, неуютный предбанник.

От такой несправедливости у меня перехватило дыхание. Я изобразил на лице возмущение незаслуженного оскорблённого человека. И было от чего оскорбляться. Как так, столько людей прошло по нашим билетам, а меня – инициатора и исполнителя данной аферы не допустили в Рай. Как объяснить этой проклятой биллитёрше, сколько я приложил усилий для воплощения этой затеи в жизнь. Я что, напрасно гладил шнурки и галстук, напрасно мыл шею и обильно орошал себя шипром.

Ну, где тут справедливость? Фемида была безмолвна. Вечер в филармонии прошёл без меня. По рассказам приятелей на другой день, за теми дверями было здорово и весело.

Это я много позже понял, что справедливость найти всегда можно, только жизни для этого не хватит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика